September 29th, 2014

Око

(no subject)



Новоникитская икона - одна из древнейших икон Божией Матери. Она явилась святому великомученику Никите (+ 372).

Мученик Никита, бывший воин и ученик Феофила, епископа Готфского, еще до принятия им Крещения, видел однажды во сне Отрока, державшего в руке Своей Крест. Проснувшись, он долго размышлял над смыслом видения.

Одна девушка-христианка, по имени Иулиания, по откровению от Бога, сказала юноше, чтобы он обратил свой взор на собственную грудь. К несказанному удивлению он обнаружил у себя на груди образ Пресвятой Богородицы с Предвечным Богомладенцем, стоящим на коленях Своей Матери и держащим в руке Крест. "Это же самое изображение я видел во сне!" - воскликнул святой Никита.

Явление иконы произвело на него такое впечатление, что он немедленно принял святое Крещение. Вскоре началось гонение на христиан, и святой Никита в числе других исповедников принял мученический венец.
Чистые пруды

Сергей Волков, ФБ

Двадцать с лишним лет назад я получил класс, в котором дети были всего на шесть лет младше меня. Потому что самому мне было 20 лет. Чтобы удержать дисциплину и организовать процесс, мне приходилось ухищряться как только не. И вот с очередного педагогического горя я стал придумывать детям завернутые диктанты с полубредовыми сюжетами. «Чопорный черт в черной шелковой одежонке пил дешевый желудевый кофе, изредка чокаясь со своим отражением в тяжелом глянцевитом самоваре, стоящем на парчовой скатерти шоколадного цвета…». «Именинник бешено вопил, исступленно размахивая рваным башмаком, стащенным с ноги насмерть перепуганного соседа…» Что-то про протодьяконшу в колье и пеньюаре, отделанном беличьим мехом, которая томно вздыхала по адресу какого-то флигель-адъютанта. Что-то про банно-прачечные комбинаты города Иваново-Вознесенска. Это были тексты на несколько предложений, но с такой высокой концентрацией слов на одно правило, что написать их без ошибок почти не было возможности. Этим и держался. Помогали и сюжетно-стилистические идиотизмы. На урок как раз хватало – писали, а не стояли на ушах.
Потом часть этих текстов я опубликовал в журнале «Русская словесность» в 1994 году (номер, кажется, 1). А потом они оказались перепечатанными в сборнике диктантов некоей Натальи Ткаченко (естественно, без подписи) и вот уже полтора десятка лет переиздаются (подозреваю, что и не только там).
Сегодня на концерте Башмета в Сочи я разговорился с соседкой – тоже учительницей русского языка. И совершенно случайно разговор вырулил на эти тексты. Изумлению собеседницы не было предела: « Я пятнадцать лет их диктую! Я их наизусть знаю! Я столько выучила по ним детей на пятерки и стобаллы! Так Наталья Ткаченко – это были вы??! » -- «Да, и Юрий Милославский –тоже мое сочинение…»
Но как же учащенно бьется авторское сердце, когда вот прямо тут, при тебе, человек шпарит наизусть сочиненный когда-то тобою в муках, в ночь перед уроком текст. Длинный. И прозаический. Стихи-то каждый может выучить, а вот прозу… прозу… (да и дурную ) – это, судыри мои, не каждый день в жизни случается. А примерно раз в двадцать с чем-то лет.
А у меня к тому ж появился новый псевдоним – Наталья Ткаченко.
https://www.facebook.com/sergej.lupus/posts/645769548875259