December 1st, 2014

1980

По волнам нашей памяти! Молоко и молочные продукты СССР

Оригинал взят у dubikvit в По волнам нашей памяти! Молоко и молочные продукты СССР


Молоко в Советском Союзе делалось из молока. В сметане была сметана, в кефире - кефир, а в масле - масло.
А еще молоко прокисало. За 1-2 дня. И получалась простокваша. Моя мама на этой простокваше готовила изумительные оладьи.
Collapse )

1980

... будто сотворенное нами непременно окажется лучше всего предыдущего...

Старая звезда


  • 1 дек, 2014 в 10:52

Что же мы за народ такой удивительный? Вместо того чтобы век от века умножать добро, изживая худое, мы при первом удобном случае с революционным задором ломаем всё подряд, чтобы создать своё. Как будто сотворенное нами непременно окажется лучше всего предыдущего! Вот так и строим, ломая, и каждый раз начинаем заново…

Вот всплыло - из детства, светлое… Золотые звёзды на бирюзовом куполе храма. Маленькое небо, вселенная с кулачок… Я тогда и не задумывался о значении церковной символики, но она всегда была перед глазами и пленяла помимо идей, в едином чувстве рукотворно-звёздного неба. Я видел его, когда шёл утром в школу, оно нависало надо мной, когда я гонял мяч на школьной спортплощадке, метрах в двадцати от храма. Оно маячило между крышами, когда я возвращался домой из дальних скитаний…

Чехов обмолвился как-то: «Прав тот, кто искренен». Ошибся классик. Я видел их - убеждённых в своей правоте, искренне-хватких, практичных людей. Лопахины наших дней, они пришли издалека и решили всё переделать так, чтобы стало, наконец, «хорошо». К алтарю они решили пристроить пономарку и стали копать под фундамент яму. Копали, копали и наткнулись на могилки… Вот–те на… Озадачились застрельщики, почесали «потылыцю» и… э-эх – в грузовичок мусорный сыпанули косточки, да и на свалку их. Всё одно - прах… А нам новую явь строить, знаете ли… Дело великое!

Дальше - больше. Провалился неожиданно на церковном дворе КАМАЗ с бетоном. Ну, не так чтобы весь, а просел колёсами задними. Выволокли его кое-как, подрасчистили воронку, а там – черепичная галерея со склепами, а в склепах – останки священников. Вот, незадача… работа кипит, стройка идёт, а тут - дыра эта и только начни разбираться – на неделю увязнешь. Ну и гукнули в дыру КАМАЗ бетона. Гукнули и забыли… А чего церемониться – это ведь всё прошлое. Нам сейчас жить надо. Новую явь созидать!..

Затем вдохновенно сколупали с беленых домиков средневековую черепицу и водрузили зелёный металлический «профиль». Оконные рамы с провинциально-милыми ставенками сменили на стеклопакеты. Потом спилили во дворе старые кряжистые абрикосы и установили декоративные туи в пластиковых («терракотовых») кадках. Уж не знаю, почему решилось, что так будет лучше…

Дошёл черёд и до звёзд на куполе… А я так привык к ним, что и представить не мог, что можно взять и отделить их от неба, пусть и рукотворного. И потому, когда увидел купол храма с верхолазами в люльках – сердце ёкнуло. Как будто кто-то влез в моё детство и покусился там что-то исправить, чтобы стало «как надо»… Звёзды отколупали и стали приколупывать новые, но заметно меньшие прежних. И как же огорчительно это было! Как будто небеса отдалились смиренно и грустно…

А потом я шёл на службу и возле входа в церковный двор, за оградой, на тротуаре нашёл звезду. Ту самую – «из бывших». Я поднял её – дивный осколок детства – и всё разглядывал с какой-то беспомощной нежностью. Она была и в самом деле большая, хоть и не такая блестящая, яркая, как казалось раньше. И потускнела она от времени и патиной тронулась, и поржавела маленько, но это была моя, родная звезда. Всамделешняя! Что тут скажешь? И мне захотелось её сохранить, отнести домой. Но дом и так под завязку завален всякими нужными и ненужными вещами, и я представил как к ним прибавится эта звезда… неуклюжая, старая и совсем не привлекательная вблизи… И я всё не мог представить – где её место в доме… И, в конце концов, жизнь не стоит на месте… И новая явь, понимаете… и всё такое…

Словом, я её не забрал… Положил на парапет забора, как делают старики, которые находят под ногами кусок хлеба.

И не забрал…

Всё обманывал себя: думал, что, может быть, заберу потом… после службы… Думал, зная, что через полчаса начнётся новый строительный день и звезду просто выбросят в мусор… Чтобы глаза не мозолила…

Не забрал…

Не знаю, может быть, рассуждая здраво, я правильно сделал… Но сейчас мне кажется, что для той звезды нашлось бы место в моём доме и тусклая эта звезда светила бы ещё долго не только мне, но и моим девчонкам. И я рассказывал бы им, как давным-давно во тьме безотрадной от этой звёздочки было так необъяснимо светло!

А недавно не стало неба бирюзового со звездочками вовсе. Решили избавиться от него. Поменяли листовую медь на куполе. Поулыбалась она радостно и светло на солнышко неделю – другую, а потом стала тускнеть, темнеть… и вот уже почти совсем чёрными сделались купола.
А может быть так и надо? Как знать, как знать…
1980

(no subject)

В ленте (моей спокойной френд-ленте) появились нелицеприятные отзывы о монахине Нине, Напрягает многих ее видео-выступление о мужчинах. Не надо забывать, господа, что она совсем недавно еще была профессором Магнитогорского государственного университета и базовое образование ох как трудно одолеть! Монахиня Нина кандидат психологических наук и разбор глянцевой прессы сделала очень хорошо. Знаю точно почему священников осуждать нельзя, но полагаю, что это относится и к монахам. Почему нельзя? - да все просто - нам, теплохладным (чаще всего) мирянам трудно понять как сильны нападки нечистого на них.